Николай Вершинин

vershininНиколай Вершинин (1957-2007) не боится больших и серьёзных тем, художественного риска. Обладая редким даром психоаналитика, Николай Вершинин воссоздаёт ярко, выпукло, остро индивидуальный характер каждого персонажа на своих картинах. Его работы, а точнее “живописные сочинения” на тему творчества, судьбы, семьи и природы, поражают повествовательностью рассказа, остротой восприятия действительности и сложностью композиционных построений. Он смело создаёт своё уникальное искусство. Художник с одержимостью исследует глубокие темы жизни человека и всего мироздания. Его картины, сотканные из цветовых осколков, резких мазков и неровных линий, предстают в своём целостном единстве. Фигуры, на его полотнах, либо ярко выделяются на тёмном фоне, либо являются его продолжением.

Биография: Родился Николай Вершинин в 1957 г. в посёлке Большой Невер Амурской области. Учился в 1973-77 гг. В Иркутском училище искусств. Член Союза художников России (с 1989 г.) Ему присуждена премия губернатора Иркутской области (1998). Николай Вершинин и Борис Десяткин были знакомы и работами иногда вместе.

Основные выставки:
 Зональные; региональные; международные (Финляндия, Германия); всероссийские (Москва), Персональная выставка в Иркутске.

Музеи, галереи, частные коллекции, владеющие работами автора:
Картины находятся в частных коллекциях США, Финляндии, Японии и России; музеях Иркутска, Красноярска, Кемерово.

Публикации: Журнал «Художник», г. Москва; журнал «Альтернатива» г. Омск.

Каталоги, альбомы и другие иллюстрированные издания: 
Галерея Клода Робера, Франция-1997 г., «Художники Иркутска», Финляндия; «Художники, галереи, коллекционеры 2000 г.», г. Иркутск.

Творчество: Увидев «Сонет» Николая Вершинина, посвященный жене, академик Российской Академии художеств, искусствовед Александр Морозов назвал нашего земляка «первой кистью Сибири».


Особенно ярким качеством таланта Вершинина всегда отмечали живописность, «культурную, богатую, драгоценную живописность, которая всегда считалась достоянием отечественного искусства» — пишет Татьяна Ларева. Мазок, скульптурный, вибрирующий, смелый, вольная, неожиданно свежая жизнь цвета, нервная пластика линий, — вот что захватывает и околдовывает зрителя, вовлекая в напряженный драматический диалог. Образы его полотен, удивительно достоверные и в чем-то мистически незаконченные, под стать его незавершенному творческому пути.